99

MRC: Рискованный блокбастер. Часть 1 — Baby Driver

Baby Driver (2017)

Очередное лето — очередное нашествие сиквелов, ремейков и франшиз. Но есть ли шанс у менее известных проектов? Инвестиционно-производственный концерн Media Rights Capital (MRC) ставит деньги на темных лошадок. Этим летом компания дважды проверит на себе риск как креативный, так и финансовый — сначала с боевиком Baby Driver Эдгара Райта (бюджет — $40 млн.), а в августе предстоит узнать, понравится ли зрителю «Темная Башня» ($60 млн).

Обычно такие фильмы не имеют шанса против больших студийных бегемотов, чьи бюджеты и компьютерная графика в пять раз превышают то, что предлагают нам этим летом фильмы тандема MRC/Sony. Но лето едва началось, а некоторые потенциальные мегаблокбастеры, такие как «Пираты Карибского Моря», «Чужой: Завет», «Трансформеры» и «Мумия», быстро выдыхаются после первого уикенда в домашнем прокате. Пришло время для чего-то другого? Моди Вижик, со-основатель и директор MRC, считает именно так.

Компания MRC заинтересована в оригинальном кино- и телевизионном контенте, в котором есть элемент риска и мастерство первоклассных художников. Мы благоразумно относимся к финансированию, таким образом, даже если мы промахнемся креативно, мы все равно сможем окупить затраты. У нас нет потребности заполнять график, мы не ставим требования. Мы делаем только те проекты, которые нам нравятся. Мы были вне радара все это время, но с нами работают прекрасные режиссеры и сценаристы. У нас есть инвесторы, но без права голоса — это просто партнеры MRC, управляющие компанией. У нас нет понятия «зеленый свет» по отношению к проекту. Мы не являемся фондом.

У MRC были удачные («Третий лишний») и неудачные («Элизиум») проекты. По словам Вижика, MRC обеспечивает только половину бюджета, вторую делит студия-партнер. «Малыш на драйве» — один из примеров.

Baby Driver поднимает вопрос — возможно ли полностью синкопировать фильм как музыку, вместо того, чтобы просто использовать песни чтобы придать ритм фильму. В этом бизнесе нужно постоянно идти на риск и быть готовым промахнуться чтобы научиться на ошибке. Мы работаем уже десять лет и до сих пор совершаем ошибки впервые, как в творчестве, так и в маркетинге.

Baby Driver — кадр из фильма

История MRC и «Малыша на драйве» начинается в тот момент, когда Эдгар Райт уходит с проекта Marvel «Человек-Муравей» из-за творческих разногласий.

Мы долго гонялись за Эдгаром, и когда он ушел с «Человека-Муравья», мы убедили его не лететь домой, не ехать в аэропорт. Фильмы Эдгара очень крутые, но очевидно, что он способен даже на большее. Мы сказали ему: если хочешь сделать коммерческое кино — сделай его с нами. Он прислал нам сценарий и нарезку из 25 разных фильмов об автомобилях. Он очень страстно относился к проекту и имел собственное представление о том, каким он должен быть.

Фильм стоит всего 40 миллионов, но в нем такие экшн-сцены, что челюсть отпадает. Они сильно отличаются от погонь в «Форсаже», который стоит 250 миллионов и собирает миллиард. У нас были реальные каскадеры, настоящие погони, а Эдгар Райт теперь рассказывает истории, как снимал фильм, свисая с капота машины. Все это было реально, никакой компьютерной графики.

Сценарий также понравился Тому Ротману, который на тот момент работал на Эми Паскаль директором компании TriStar. Ротман предложил MRC разделить производственные и маркетинговые затраты. Ротман позже возглавил Sony, а Baby Driver готовится заполнить пустое пространство в графике компании, прежде чем «Человек-Паук: Возвращение домой» выйдет в следующем месяце.

То же самое позже произошло и с «Темной Башней». Но об этом речь пойдет в следующей части статьи. «Малыш на драйве» выйдет в российском прокате 24 августа. В США фильм выходит сегодня, 28 июня, и аналитики пророчат фильму 25 миллионов за первые пять дней проката.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Добро пожаловать в реальный мир *