149

Рецензия на «Трансформеры: Последний рыцарь»

Писать что-то критично разгромное о «Трансформерах» Бэя – это весьма неблагодарная работа. И причина даже не в том, что работа над такими текстами просто-напросто утомляет. Дело скорее в том, что Бэй уже заслужил похвалу как за выслугу лет, так и за общее упорство, с которым он делает свои фильмы (и в частности – сагу о Гигантских Человекоподобных Роботах).

Как Кино (с желанной большой буквы) «Трансформеры» кончились уже после первого фильма. Связано это было с тем, что Стивен Спилберг, человек, когда-то сам сделавший культовую картину про мальчика и пришельца, после первого фильма уже не так пристально следил за сценарным качеством – вместо этого он просто обналичивал чеки за новые части франшизы. Может, оно и к лучшему.

Кадр из фильма

Вот только это означало, что на смену обаянию первого фильма (в котором Спилберга даже больше, чем Бэя) пришли шутки про мошонку (РОБОТА!), супермодели (чего стоит Меган Фокс, лежащая на чоппере) и такая тьма рекламы в кадре, что после нее пре-роллы на YouTube уже далеко не такие раздражающие.

Мы все дико злились по поводу второго (вроде бы хорошего, но что-то было не то), третьего (долго, сложно, глупо) и четвертого (Бэй уже втирает нам какую-то дичь) фильмов, но при этом шли на них, надеясь, что ВДРУГ режиссер осознал свои ошибки – и решил их исправить? Результат был предсказуемым: нет, Бэй все еще верен себе, и глубина выреза все еще перевешивает глубину сюжета.

Кадр из фильма

Собственно, к пятому фильму ситуация не меняется. Самая сочная женщина в кадре – обладатель трех докторских степеней в Оксфорде (ведь все выпускницы Оксфорда должны выглядеть аки супермодели – мы в мире Майкла Бэя). Скромного изобретателя играет Марк Уолберг (ведь все скромные изобретатели должны иметь бицепс убийцы – мы в мире Майкла Бэя). Самый нелепый персонаж в фильме обязательно должен быть сыгран самым компетентным актером (а тут таких даже двое – сэр Энтони Хопкинс и Джон Туртурро в камео).

Мир, который показывает Бэй, до зубовьего скрежета глупый и абсурдный. Сюда же можно вписать необходимость лицезрения самых пошлых (и оттого еще более нелепых в де-факто детском фильме) шуток.

Кадр из фильма

Но именно это, в конечном счете, делает пятую часть «Трансформеров» великим блокбастером. К «Последнему рыцарю» вы либо принимаете правила игры Бэя – либо не играете вовсе. Если принимаете (как автор этого текста) – мир начинает удивительным образом работать. Марк Уолберг вдруг становится драматическим актером и убедительным героем. Выпускница Оксфорда с шикарным вырезом уже не воспринимается как объект обсуждения «с пацанами за пивом» – ты начинаешь учиться еще и слушать, что именно она рассказывает (а рассказывает она, кстати, важные для сюжета вещи). Ну и вырез, кхм, тоже ого-го.

Наибольшую метаморфозу переживает сэр Энтони Хопкинс: когда-то сыгравший Ганнибала Лектера, Хопкинс в «Трансформерах» выпускает свою самую веселую сторону – хитрожопого старичка с совершенно ребяческим подходом к жизни. И от него просто глаз не оторвать: хотя он явно во все это полез ради ипотеки или кредитного телевизора, будучи великим актером он решил взять от этого опыта максимум – и в итоге крадет каждую сцену, в которой присутствует.

Что касается сюжета: он тут тоже есть. Оставшихся на Земле Трансформеров выслеживают и убивают за все хорошее, что они успели разрушить. Оптимус Прайм в это же время бороздит просторы космоса в поисках своих создателей. Этих создателей он вознамерился порубить в фарш в финале четвертого фильма за все хорошее, что Трансформеры успели разрушить – однако Прайма ждет открытие, которое может финально прикончить все человечество (а заодно перевернуть наше представление о роли Трансформеров в истории). В общем, все как обычно.

 

Сюжет служит перебивкой между все еще увлекательными и масштабными экшн-сценами, в которых не взрывается разве что только сам воздух. Отдельного респекта заслуживает погоня на суперкарах по Лондону – не в последнюю очередь из-за участия в ней уже расхваленного Хопкинса. Да и вообще: во всем, что касается картинки, Бэй держит планку и даже задирает ее на невиданные высоты.

Кадр из фильма

Единственным минусом хочется назвать хронометраж. Все же блокбастер (особенно от Бэя) может позволить себе не идти два с половиной часа. Когда на экране происходит столько всего одновременно, даже лишние десять минут могут показаться пыткой. А тут переборщили на полчаса.

«Последний рыцарь» – это «Трансформеры» Майкла Бэя, выкрученные на самый максимум парадоксальности. Зубодробительно плохие шутки тут соседствуют с действительно смешными моментами, глупая драма существует бок о бок с действительно пронзительными сценами, а Марк Уолберг умудряется находиться в кадре вместе с Ганнибалом Лектером – и выступать при этом на одном актерском уровне.

Собственно, в этом же кроется парадокс существования самого Бэя. В мире, где людям хочется все большей глубины и оригинальности, все еще ходит человек, который превыше всего ценит большие взрывы и супермоделей.

Дай ему Бог здоровья.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Добро пожаловать в реальный мир *